Яндекс.Метрика (function (d, w, c) { (w[c] = w[c] || []).push(function() { try { w.yaCounter30204589 = new Ya.Metrika({ id:30204589, clickmap:true, trackLinks:true, accurateTrackBounce:true }); } catch(e) { } }); var n = d.getElementsByTagName("script")[0], s = d.createElement("script"), f = function () { n.parentNode.insertBefore(s, n); }; s.type = "text/javascript"; s.async = true; s.src = "https://mc.yandex.ru/metrika/watch.js"; if (w.opera == "[object Opera]") { d.addEventListener("DOMContentLoaded", f, false); } else { f(); } })(document, window, "yandex_metrika_callbacks");
Клейнер Г.Б.
Горизонты экономики, 2011, № 1. С. 27-32
Год издания: 2011

Аннотация. Современный рынок представляет собой весьма сложную, многомерную и полиструктурную систему, далеко отстоящую от базовых образцов неоклассической теории (совершенная конкуренция, монополия, олигополия, картели и т.п.). Повышение роли таких нематериальных «антропогенных» благ, как знания, впечатления, настроение и т.п. (см. Макаров, 2010; Пайн, Гилмор, 2005 и др.), усложняет структуру отношений не только между рыночными товарами, но и между товаром и его производителем (создателем), а также между самими производителями (создателями). В российской экономике возрастает значимость неэкономических факторов и ресурсов, таких, как административный, социальный, «человеческий» фактор и др., а сохраняющиеся с 1990-х гг. по сей день черты российской экономики как «экономики физических лиц», в которой интересы хозяйствующих субъектов решительно отделены от интересов их руководителей (см. Клейнер, 1996, 2004а), вносят в отношения между субъектами рынка значимую личностную компоненту. Если деловые отношения в развитых странах Запада проходят под девизом: «Ничего личного», то в России такие отношения характеризуются скорее Формулой: «Ничего обезличенного».